Экоактивизм в Донецкой Народной Республике

Борьба за чистоту Донбасса, экологические инициативы, бюрократические препоны и экономические перспективы зелёных производств — об этом в интервью Владиславу Сас рассказал руководитель общественного объединения «Зелёный Донбасс» Филипп.

Владислав: расскажите про ваше движение

Филипп: Наше движение — «Зелёный Донбасс», занимается вопросами экологии и благоустройства. Мы существуем уже второй год, с апреля 2019 года. Мы преимущественно молодёжное движение, которое помогает коммунальным службам и жителям города, поддерживать город в порядке. Я говорю «город», потому что мы, к сожалению, на данный момент сосредоточены в Донецке, хотя название подразумевает, что мы рассчитывали на появление ячеек в других городах: Макеевке, Харцызске, Енакиево. Но, получается так, что интересующиеся люди приезжают оттуда жить и учиться в Донецк, в итоге у нас прибавляются люди только в донецком отделении.

Наше движение носит характер хобби: многие люди увлечены этой темой и получают удовольствие от процесса. Изначально наша деятельность была разновидностью досуга и никаких долго идущих планов, когда люди собирались в первые не было. Не было планов создавать движение и заниматься какой-то системной деятельностью — люди просто собрались на призыв одной девушки, которая стала главой нашего движения, убрать набережную Кальмиуса перед майскими праздниками, чтобы во время праздников сидеть в чистоте. Тогда люди неожиданно сильно откликнулись, и мы очистили участок набережной, все между собой перезнакомились и стало жалко расходиться, потому что было много интересных людей и идей, был запал и интерес. Было принято решение продолжать, сначала проводили субботники, очищали участки в разных местах.

Потом стало понятно, что на одних субботниках далеко не уедем, тем более скоро был период осени и зимы. Стал вопрос: «Что будет дальше», и, собственно, именно с этого всё и началось. При этом, каких-то амбиций и далеко идущих планов нет, есть желание, чтобы участники движения что-то получали, например возможность самореализоваться. В наших рядах много студентов экологии и журналистики, хочется, чтобы люди находили что-то полезное для себя и развивались. Это первоочередная задача и конечно же результат деятельности, чтобы люди получали опыт и дополнительные инструменты для самореализации. О политической деятельности в таком формате речи не идёт, а учитывая общественную повестку дня экология на уровне отходов не первоочередная проблема, и даже не в десятке. Потому что есть более насущные проблемы, которые нужно решать. Поэтому ни о какой партии «зелёных» сейчас не может быть и речи.

Мы занимаемся реализацией и внедрением системы раздельного сбора бытовых отходов и просветительской работой, в том числе с детьми. С детьми мы работаем на государственных площадках, такие как Молодёжная библиотека имени Крупской, детская библиотека, либо частные площадки, но в основном это образовательные площадки: школы и центры для развития детей, где мы можем вписаться в конъюнктуру. Лекции мы проводим для молодёжи и детей от 7 до 12 лет. Это происходит в игровой форме: показ мультфильмов, игры соревновательного характера, что-либо, что заставляет удерживать внимание детей, но это не основная наша деятельность.

Наш флагманский проект — внедрение системы раздельного сбора бытовых отходов, это более наглядно и масштабно, то, что большинство жителей города видят своими глазами и пользуются установленными контейнерами.

Владислав: А муниципальный уровень? К примеру, что если член вашего движения будет баллотироваться на местном уровне?

Филипп: Там, где мы активно занимались своей деятельностью от людей поступали такие предложения. Даже высказывались мысли: «Кого-то отличившегося к нам бы в районную администрацию. К примеру, тебя, ты бы там навёл порядок, потому что ты знаешь какие проблемы». Если такие люди появятся и захотят идти в депутаты как самовыдвиженцы, мы бы поддержали такого человека, если человек проверен делом, показал свою искренность и интерес к подобному делу.  Это не коммерческая деятельность, люди делают это в ущерб себе, а если человек действует так, то скорее всего, он будет заниматься делами более системно, если ему дать такую возможность.

Владислав: Я слышал, что у вас появился штаб.

Филипп: Да, но об этом преждевременно говорить. Штаб появился, но сейчас мы его только обустраиваем. У нас будет своё помещение, но не офис, просто штаб, там мы планируем проводить разные мероприятия просветительского характера, там могут проходить кинопоказы, то что мы проводили в библиотеке для молодёжи, а также на других государственных и частных площадках постоянно будучи зависимыми от них. Мы постоянно нуждались в помещении, пытались встроиться в чей-то график и пробиться туда, потому что нам говорили: «У вас есть время с двух до четырёх, а потом придут другие люди». Здесь же мы будем предоставлены сами себе, сможем более свободно себя чувствовать и регулярно проводить разнообразные мероприятия.

Владислав: Помещение вам предоставили?

Филипп: Нет, помещение нам никто не предоставлял, мы сами нашли и арендовали, также в ущерб себе, но это необходимо, чтобы поддерживать активность в зимний период. Это необходимо, потому что на улице никаких акций нет и активность падает, а сидеть и умничать в интернете не все любят, поэтому нужно что-то делать. Также мы будем проводить встречи с общественностью для живого общения и обмена мнениями.

Раньше мы не имели возможности встречаться с интересующимися людьми, максимум пойти попить чая, а так приходите, мы покажем и расскажем, много чего интересного. Также планируется полка для буккросинга, сбор ненужной одежды для благотворительных акций, которые будут передаваться в ПИФ — приют для собак, также будет стеллаж с экопродукцией, чтобы люди могли посмотреть, что это такое.

Я думаю, что будет много интересно, но когда ограничения, связанные с карантином позволят нам развернуться более полноценно.

Владислав: вы упомянули экотовары.

Филипп: Да, экотовары, в первую очередь я подразумеваю: альтернативу пакетам, одноразовой таре, стаканчикам и так далее. Там будут авоськи, которые ассоциируются с Советским Союзам, но сейчас есть много современных и стильных моделей из качественных материалов, и я не вижу особых препятствий в популяризации подобной продукции. Такими товарами пользуются узкий круг энтузиастов, потому что остальные считают, что это не удобно и не практично, либо они не знают, где это взять.

Владислав: у вас есть предприниматели, которые производят эту продукцию?

Филипп: в Донецке у нас достаточно много людей, которые занимаются подобной продукцией, это всевозможные рукодельницы, они делают одежду, аксессуары, сумки. Все они могут производить экотовары.

Основной вопрос в применении, если человек отказывается от пакета и берёт сумку из натурального материала, как хлопчатобумажная ткань, которая является разлагаемой и не содержит микропластика. Есть достаточно много людей у которых можно заказать подобную продукцию. Но сейчас, на сколько я понимаю, нет спроса и интереса.

Владислав: какие проекты вам удалось реализовать?

Филипп: Нам удалось начать устанавливать контейнеры. Изначально, мы делали это в качестве эксперимента, смотрели нужно это людям или нет. Мы сотрудничали с предпринимателями и заготовителями вторсырья. Поставили контейнеры, которые стоят по сей день и люди ими активно пользуются. Этот проект завершался успехом. К сожалению, мы не получили с него никаких цифр (статистические показатели работы – прим.ред.) из-за технических особенностей процесса.

В прошлом году мы преступили к реализации следующего проекта: создания экспериментальной площадки по раздельному сбору бытовых отходов в рамках одного из микрорайонов Куйбышевского района города Донецк, это в районе «Топаза». Что подразумевалось: специалистами и экологами был написан проект под конкретного предпринимателя, который занимался бы обслуживанием контейнеров, на контейнерных площадках близь многоэтажных домов. Устанавливались контейнеры для сбора неорганических отходов совместно с муниципальными контейнерами. Со своей стороны, мы бы проводили разъяснительную работу с населением, это бы позволило жителям выбирать – пользоваться, по классической схеме муниципальными контейнерами либо пользоваться контейнерами для раздельного сбора и выбрасывать мусор более структурировано, если они готовы к этому. Если бы мы увидели такую готовность в полевых условиях, потому что на предыдущем месте была только одна контейнерная точка и людям было не удобно далеко ходить, туда выбрасывали мусор люди, которые недалеко жили либо самые идейные. То, здесь люди получали бы такую возможность непосредственно возле своего дома и материал для анализа было бы более широкий, из не только неравнодушных людей, но и люди, которые получили бы такую возможность не задумываясь об это заранее.

Там мы рассчитывали получить точную цифру, потому что объемы вывозимого в муниципальных контейнерах мусоровозами фиксируется, и мы бы могли посмотреть где убыло и прибыло, какие объёмы вывозятся в контейнерах для неорганики и делать выводы, чтобы предоставлять данную информацию профильным службам. Это очень важный момент для просчёта целесообразности введения системы раздельного сбора в рамках города в целом. Мы готовили этот проект, он долгое время рассматривался на уровне общественной палаты и городской администрации, к сожалению, там возникли технические сложности: санэпидемстанция и архитектурная служба, со всеми нужно согласовать ряд вопросов и получилась так, что проект пока что не реализован, именно из-за технических проволочек.

Владислав: проект в разработке?

Филипп: проект до сих пор в разработке, до сих пор нет чёткого ответа, он есть на бумаге, в него нужно внести некоторые коррективы, но из-за обширной и громоздкой бюрократической системы, человеку обслуживающему контейнеры, нужно получить очень много разрешений, нужна: спецтехника, проработка маршруты по которым мусор будет вывозиться, как будет обустроена контейнерная площадка, как эти контейнеры будут обслуживаться, обрабатываться и так далее. Нужно уладить эти вопросы с пожарными, санэпидстанция, с городскими архитекторами, чтобы контейнеры не портили вид города.

Учитывая, что проект не коммерческий, всё это ложится на плечи предпринимателя, который готов её внедрять и обилие бумаг — это отвлечение от работы, проверки, запросы и всё это очень.

Владислав: предприниматель собрал все бумаги или они в разработке?

Филипп: Сейчас я не знаю, мы свою часть работы выполнили как общественники, разработали проект, посетили ряд заседаний, высказали свою позицию, а дальше диалог пошёл на прямую тех сторон, которые будут участвовать в реализации. Мы как общественное объединение в данном вопросе можем заниматься только популяризацией и общением с населением. Технически обслуживать эти контейнеры мы не можем. Я знаю, что на данном этапе вопрос заморожен. У этого проекта есть перспективы, и я думаю, что после доработки он может быть воплощён.

Владислав: какими ещё проектами вы занимаетесь?

Филипп: Возвращаясь к теме раздельного сбора мусора мы хотим систему при которой будет два контейнера для органических и не органических отходов. Органические отходы могут выбрасываться без всяких опасений, не органические должны сортироваться отдельно. Конечно, это создаёт дополнительную нагрузку на инфраструктуру, должно быть сортировочные базы и цеха где все неорганические отходы будут разделаться на фракции.

В ДНР существуют сортировочные базы — это заготовители вторсырья, это те люди, которые заготавливают: метал, стекло, макулатуру на коммерческой основе. Также есть те, кто забирают вторсырье не в лучшей кондиции и разделяют на фракции у себя на сортировочных базах.

Сама структура существует, но она не обширна и не государственная. Если мы говорим о том, какой должна быть эта инфраструктура – это контейнерные площадки из которых вывозится отходы на полигон, а там стоит сортировочный цех, там отходы перерабатываются и на полигон отвозят то, что нельзя использовать, а полученное сырьё отправляется на предприятия и заготовительные базы. Такой системы у нас не существует. Но есть частные инициативы со всем циклом переработки, которые продаёт сырьё.

Владислав: расскажите про ваших ваше сотрудничество с органами власти по проведение ваших акций по благоустройству города.

Филипп: Когда мы проводим уличные мероприятия по сборке мусора, мы обращаемся в районные администрации, чтобы нам помогли с вывозом собранного. Потому что зачастую мы собираем порядка 60-80 мешков мусора и высыпать их в контейнер технически невозможно. Собранный мусор нужно куда-то девать, и мы не имею технических средств обращаемся в районную администрацию, чтобы они предоставили транспорт для вывоза. Зачастую районные администрации довольно своевременно идут на встречу. На сотрудничество в таком формате нареканий нет.

Когда же мы делали какие-то более обширные вопросы, к примеру, на тему своевременности вывоза мусора, потому что у ряда жителей микрорайонов возникали проблемы, когда мусор не вывозят в плоть до месяца или более. Мы делали запросы и на них долго реагировали. Сначала мы делали запросы в ЖЭК, не получая ответа мы делали запрос в отдел по экологической безопасности городской администрации и оттуда нам отвечали. Ответы приходят, но в основном это просто отписки: «Мы работаем, спасибо за неравнодушие и что обратили внимание на проблему, мы рассмотрим проблему на заседании». И что? И ничего. Конкретики нет.

К примеру, в Широкой Балке полгода не вывозились пластиковые бутылки из специально установленных для этого контейнеров, и никто не мог найти крайнего. Местные жители обратились к нас по этому вопросу и попросили вывезти скопившиеся бутылки. Мы обратились к местному начальнику ЖЭКа. Он отправил нас к районному начальнику, мы записались на приём, пришли и лично пообщались, у него также не смогли добиться никакой конкретики. По итогу пришлось писать в городскую администрацию и только тогда мы получили ответ кто владелец этих контейнеров и пообщавшись с ним мы поняли причины не вывоза, на это ушло два месяца.

Суть проблемы в законодательстве: из-за карантина усложнилась логистика, у нас многие предприятия, которые заготавливают вторсырье, экспортируют его в Россию, потому что в ДНР оно не используется. Но из-за закрытых границ вывозить его некуда, заполняются склады и нет смысла заготавливать новое сырьё. Таким образом блокируется вся цепочка и контейнеры стоят заполненные. Но люди на местах не знают, что вся отрасль фактически заблокирована и считают, что кто-то не выполнил свою работу.

Владислав: в каком состоянии находится мусороперерабатывающая отрасль в нашем регионе?

Филипп: Мусороперерабатывающая отрасль в нашем регионе находится в критическом состоянии, потому что мощностей не хватает, у нас есть ряд достаточно масштабных предприятий, самое известное это Донецкая картонная фабрика, которая принимает макулатуру и делает из неё готовую продукцию: бумажные полотенца, туалетная бумага и так далее. Это система замкнутого цикла, когда отходы превращаются в готовую продукцию не выходя из государства, не идя на экспорт.

Также у нас есть ряд предприятий, которые занимаются изготовлений гранулы из полиэтилентерефталата в изготовлении используют пластиковые бутылки. Эти гранулы используют как промежуточный товар далее их используют в строительстве и ряда прочей продукции, но, к сожалению, у нас нет полного цикла производства. Иными словами, у нас есть заготовители тары, те, кто производят гранулы, но конечного предприятия, которое делает продукцию нет. Из этих гранул, можно производить трубы и окна. Это непаханое поле, предприятие можно запустить, но есть сложность с инвестициями.

Базовые производства из вторсырья есть, а незадействованное сырьё экспортируется в Россию, к примеру, стекло бой, который из-за отсутствия стекольной фабрики экспортируется, а к нам привозят готовую продукцию. Перспективы такого производства в ДНР есть, но налоговое обложение мешает. В других странах предприятия, занимающиеся мусоропереработкой и вторсырьём получают дотации и льготное налогообложение, чтобы заинтересовать людей работать в этой отрасли. У нас же к примеру, приёмки вторсырья у населения облагаются дополнительным налогом, упрощение в этом вопросе нет, но если заниматься этим вопросом в законодательной плоскости, то решения можно найти для поддержки отрасли. 

Владислав: вы упомянули пакеты и в некоторых странах Европы уже введены нормы о запрете на целлофановые пакеты. К примеру, в магазинах при продаже товаров дают экологические кульки. Как вы считаете, в ДНР возможно было бы реализовать такую норму?

Филипп: Да, в принципе, я не вижу большой проблемы, базовая проблема – достаточное количество пакетов, а то, что люди будут их использовать, я не сомневаюсь. Особенно, если запустить программу по популяризации. Вопрос только в доступности этих пакетов, насколько я знаю, они более дорогостоящие чем обычные пакеты, но если этому дать зелёный свет, я не думаю, что будут проблемы.

Владислав: какое вы видите будущее для вашего движения и в целом?

Филипп: Для нашего движения, я вижу, что в будущем очень много работы. Мы прекрасно понимаем, что быстрых результатов ждать не приходится, потому что мусороперерабатывающая отрасль в достаточно критическом состоянии и работать над ней придётся очень долго, но первые шаги сделаны и базовые предприятия есть. Поэтому нужно работать и в будущем, мы видим, много плодотворной работы, интересного.

А общество в целом уже сейчас готово для акцентирования внимания на вопросах проблем экологии, мы видим, как люди участвуют в наших мероприятиях и пользуются контейнерами для раздельного сбора, когда они находятся в нежилом секторе, в парке и туда нужно нести пешком или привозить на машине, а эти контейнеры заполняются быстрее чем за неделю, это очень хорошие показатели. Люди несут, относятся к этому ответственно и даже пытаются сортировать внутри своего пакета по фракциям, облегчая работу сортировщикам в дальнейшем – это обнадёживает. Нам часто пишут и звонят с просьбами поставить такие контейнеры, но по многим причинам законодательства, нельзя просто поставить где хочется, но люди хотят этим пользоваться и если им дать такие инструменты, то общество с готовностью примет новые правила, касаемо обращения с отходами и всё будет хорошо.

Владислав Сас

Бывший политический заключённый, русский активист из оккупированной Одессы.

Посмотреть все записи автора Владислав Сас →
3.7 3 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Скопин Павел Александрович

Трудные проблемы должны решаться в начале на умозрительном уровне. И только потом внедрение. Пока я не вижу даже правильно расставленных приоритетов в решении букета проблем, которые стоят перед всем человечеством, а не только перед ДНР Зимнее время можно использовать для мозговых штурмов острых проблем и вырабатывания этого самого умозрительного решения проблем. Если будет желание и время прочтите этот материал: Благоустройство: проблемы и решения.. Написан он в 20-ом веке, но нисколько не устарел. Я в свою очередь к каком-нибудь ролике испльзую мысли Вашего сообщения (не называя Вашего имени и адреса) Тоже самое Вы можете делать и с мыслями моего сообщения, т.е. не называть имя автора той или иной мысли. Конечно, это не запрет, а рекомендация и даже просьба. Потому что читающий новую мысль, но не знающий её автора сосредотачивает внимание на самой мысли, а знающий автора переключает внимание на измерение личности автора и либо критикут личность, либо хвалит её, и вместо мозгового штурма ПРОБЛЕМЫ получается ЛИЦЕ МЕРИЕ., т.е. измерение лица. Да не будет этого в нашем общении. С уважением Павел Скопин Или Пал Саныч – так чаще всего зовут меня друзья.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x